Памяти офицера заполярного «Смерш»

Сегодня  77 лет со дня образования легендарной отечественной спецслужбы – Главного управления контрразведки «Смерш».

В одном ряду с армией и флотом военная контрразведка наносила силам противника мощные удары и защищала советские войска от подрывной деятельности немецкой разведки. За героизм и мужество, проявленные в боях, четверо военных контрразведчиков были удостоены высокого звания Героя Советского Союза, но, увы, посмертно. Десятки других сотрудников, совершивших подвиги, были представлены командованием «Смерш» к этому высокому званию, сотни – к иным государственным наградам.

УФСБ России по Северному флоту ведет постоянную кропотливую работу по поиску информации о деятельности сотрудников военной контрразведки в годы Великой Отечественной войны на Северном флоте для того, чтобы их подвиг навсегда оставался в нашей памяти, как пример истинного мужества и верности Отечеству. Как писал Э.Ремарк в романе «Черный обелиск»: «…видимо всегда так бывает: смерть одного человека – это смерть, а смерть двух миллионов – только статистика». И, к сожалению, даже из материалов, с которых по прошествии времени снимаются грифы секретности, мы можем узнать лишь отдельные, как правило, сухие факты событий, происходивших в период войны.

Сегодня мы расскажем о судьбе старшего оперативного уполномоченного Отдела контрразведки «Смерш» Северного флота капитан-лейтенанта Михайлова Сергея Павловича, проживавшего и проходившего военную службу в городе Полярном Мурманской области.

Михайлов родился в 1911 г. в городе Кронштадт Ленинградской области в семье рабочих. Отец работал слесарем на Путиловском заводе, мама следила за домашним хозяйством. С 1933 по 1936 год Сергей Павлович служил в рядах Красной армии в должности помощника командира взвода, выполнял задачи по охране членов Правительства СССР. С 1937 г. он был принят на должность уполномоченного отдела уголовного розыска Ленинградского управления рабоче-крестьянской милиции.

В 1938 г., Михайлов С.П. уехал в г. Москву, где поступил в Военно-политическую ордена Ленина академию Красной армии имени В.И. Ленина на военно-морской факультет. Из материалов партийной (политической) характеристики, оформленной в период обучения установлено, что «…показал себя как политически развитый, активный, идеологически устойчивый и дисциплинированный член ВКП(б), аккуратно выполняющий задания парторга». Приказом по Академии Михайлову С.П. было присвоено звание «Ударника учебы». Преподавательский состав отмечал его «правдивость, прямолинейность и, иногда, горячность, совмещенные при этом со способностью чутко реагировать на замечания». Благодаря своим качествам Михайлов С.П. пользовался заслуженным авторитетом в товарищеской среде.

В самом начале войны, в июне 1941 г., Михайлов был направлен для дальнейшего прохождения службы в город Полярное Мурманской области, где заступил на должность уполномоченного 1-го отделения 3 отдела Северного флота. После создания Главного управления контрразведки «Смерш» Народного комиссариата Военно-Морского Флота СССР – старшего оперуполномоченного Отдела контрразведки «Смерш» Северного флота.

Из материалов боевой характеристики: «…за весь период нахождения в 5‑м батальоне (12 особой бригады морской пехоты Северного флота) тов. Михайлов показал себя выдержанным и устойчивым политработником в деле налаживания боевой и политической подготовки, в укреплении воинской дисциплины, ежедневно информируя нас о выявленных недостатках. Проводил большую работу по выявлению в ротах всякого рода аморальных настроений, и по очищению из взвода разведки бойцов, имеющих судимость и другие компрометирующие материалы. С 22 декабря 1941 г. по 28 января 1942 г. участвовал в боях с немецкими оккупантами…».

«С 28 апреля по 10 мая 1942 года в целях срыва готовящегося наступления противника на Мурманск была осуществлена Мурманская наступательная операция. По ее замыслу, главный удар наносили 72-я морская стрелковая бригада и 10-я гвардейская стрелковая дивизия 14-й армии, которые должны были прорвать оборону противника южнее озера Чапр, обойти его правый фланг и,     во взаимодействии с десантом Северного флота, окружить и уничтожить части   6-й горно-егерской дивизии СС «Норд» западнее реки Западная Лица,                    в дальнейшем, развивая наступление, выйти в тыл противника, действовавшего    у перешейка полуострова Средний, уничтожить его живую силу и огневые средства и выйти на участок государственной границы от побережья губы Малая Волоковая до озера Чапр.

Для содействия наступающим с фронта войскам 14-й армии и нанесения удара по правому флангу обороны противника на южное побережье Мотовского залива в составе оперативно-тактического десанта была высажена 12-я особая бригада морской пехоты с задачей разгромить обороняющиеся на берегу подразделения противника и в дальнейшем наступать навстречу главной группировке войск 14-й армии, содействуя ей в разгроме 143-го горно-егерского полка[1]».

Согласно боевой характеристике, Михайлов С.П. «в десантной операции участвовал с 28 апреля по 4 мая 1942 года, в боях проявил смелость, мужество        и отвагу. Тов. Михайлов за весь период боев все время интересовался обстановкой   в ротах и действиями бойцов и командиров… 4 мая 1942 года в результате прорыва противника на одном из участков нашей обороны началось беспорядочное отступление. Оперуполномоченный гвардии капитан-лейтенант Михайлов Сергей Павлович быстро оценил обстановку, лично вышел на путь отхода, восстановил положение и принял энергичные меры по укреплению обороны…».

За мужество, проявленное в ходе упорных и ожесточенных боев в сложных условиях горной местности Заполярья, в результате которых войска 14-й армии во взаимодействии с морской пехотой, кораблями и авиацией Северного флота сорвали готовящееся наступление немецких войск на Мурманск, Сергей Павлович в 1942 году награжден Орденом Красной Звезды.

С августа 1942 года Михайлов участвовал во всех боевых походах и операциях эскадренного миноносца «Гремящий» Северного флота по сопровождению и охране многочисленных конвоев, доставлявших по лэнд-лизу необходимые для фронта вооружение, военную технику и продовольствие. 

В сентябре 1942 года Михайлов С.П., находясь на корабле в море, принял личное участие в организации подачи боезапаса и отражении налета вражеских торпедоносцев.

12 октября 1942 года эскортируемый эсминцем транспорт «Марина Раскова», в условиях штормовой погоды, потерял руль, в результате чего «Гремящий» повёл его на буксире. «В операции по конвоированию транспорта Михайлов С.П. проявил исключительную инициативу и работу по заводке буксира в тяжелых штормовых условиях в открытом море за сотню миль от берегов. С риском для жизни при качке корабля до 530 лично помогал буксирной партии заводить концы и выбирать буксир. За храбрость и личное участие, проявленные в операции, удостоен правительственной награды – медалью «За отвагу».

Являясь лучшим оперативным работником отдела, Михайлов  был назначен для обслуживания спецкоманды, направленной в загранкомандировку в Англию для выполнения правительственного задания. В период отбора и подготовки корабельной команды к переходу, Михайлов С.П.  в короткий срок изучил личный состав обслуживаемого им эскадренного миноносца «Достойный». Повседневной кропотливой работой оказывал помощь командованию корабля по изучению экипажа. В результате, за период нахождения в иностранном государстве среди военнослужащих эсминца не возникло ни одного случая аморального поведения, фактов дезертирства или предпосылок к измене Родине. В апреле 1944 г. Михайлов С.П. с экипажем эсминца «Достойный», размещенным на транспорте «William S. Thayer», осуществлял переход в Англию в составе конвоя «RA-59».

«…Как только вышли из залива, суда построились в походный ордер. Наш конвой состоял из сорока четырех транспортов – по пять в колонне. Вместе с кораблями эскорта транспорты растянулись на несколько миль по фронту.

 Вначале конвой шел на северо-восток – надо было подальше оторваться от берега, чтобы гитлеровская авиация не смогла нанести удар по судам с финских и норвежских аэродромов…

…тут раздался огромной силы взрыв, через несколько секунд за ним последовал второй. Настил вздыбился и обрушился. Вместе с обломками в воду попадали люди.

Торпеды угодили в носовой трюм и машинное отделение. Корабль (транспорт «William S. Thayer») разломился на три части. Носовая и средняя части судна через пять минут затонули, но корма еще держалась на плаву. Случайно оказавшиеся в кормовой части офицеры «Достойного» немедленно бросились в трюм к личному составу…

…Большую часть советских моряков удалось спасти. Погибло восемь офицеров, четырнадцать старшин и краснофлотцев. Восемнадцать человек получили ранения и контузии…[2]».

В числе погибших на транспорте «William S. Thayer» 30 апреля 1944 года оказался и уполномоченный Отдела «Смерш» Северного флота капитан-лейтенант Михайлов С.П.

В извещении матери о гибели командование подчеркнуло, что «…Михайлов С.П., как присуще всем морякам, при выполнении ответственного оперативного задания проявил образец мужества, стойкости и храбрости… Мы гордимся, Вера Васильевна, Вашим сыном, который достоин подражания, и благодарим Вас, как мать, которая сумела воспитать такого патриота нашей любимой Родины, отдавшего свою молодую жизнь за счастье народа в борьбе с немецкими захватчиками…».

В ответном письме командованию мать Сергея Михайлова, потерявшая последнего сына, не могла сдержать своей боли:

«Уважаемый тов. Домбровский. Шлю Вам всем пламенный привет и благодарность за моего одного сына. Когда я получила от Вас пакет, меня постигло великое горе. Я лишилась последнего сына за эту отечественную войну. Трех сыновей и мужа. Гибель моего дорогого сына Сергея окончательно меня свалил, почва подомной покачнулась на старости лет. Год рождения моего – 1884. Я нахожусь на чужой стороне. Мне очень тяжело, все удары переживаю в ней. Проклятый Гитлер всю семью у меня отнял. Старший сын погиб в 41 г. Младший сын погиб в 43 г. во время  прорыва блокады Ленинграда. Муж – во время эвакуации в 42 г. Сережа – уже в 44 году. Как все тяжело переживать.

Уважаемый тов. Домбровский, у меня к вам просьба: как погиб мой сын, был ли живой сколь-нибудь, если у него фотокарточки, прошу прислать. Не откажите в моей просьбе. Для меня все будет дорого, что он держал в своих руках. Это будет память о нем.

Я бы хотела знать, известно ли Вам что имеется у него жена и сын, проживают в Москве.

Остаюсь с приветом мать Сергея Павловича Михайлова.

Михайлова Вера Васильевна».

В декабре 1944 г. капитан-лейтенант Михайлов Сергей Павлович был представлен к награждению Орденом Отечественной Войны 1-й степени (посмертно).

В годы Великой Отечественной войны сотрудники «Смерш» обеспечили надежную защиту военных секретов и скрытность подготовки операций советских войск. Благодаря их работе ни один стратегический план командования не стал достоянием противника.

Военные контрразведчики выявили и обезвредили свыше 30 тысяч шпионов, 3,5 тысяч диверсантов, 6 тысяч террористов. Передали в немецкие разведцентры большой объем стратегической дезинформации.

Во время 180 радиоигр было арестовано более 400 сотрудников и агентов германской разведки, захвачены тонны взрывчатки, несчетное количество шпионского снаряжения и оружия, уничтожили при высадке парашютистов десятки вражеских самолетов.

Сотрудники «Смерш» не позволили уйти от возмездия нацистским преступникам, ответственным за многочисленные злодеяния на захваченных территориях, изменникам Родине, палачам и пособникам фашистов.

Работники органов государственной безопасности своим достойным трудом приблизили наступление Победы в Великой Отечественной войне, сберегли жизнь многим тысячам бойцов и командиров.

Объединившись ради великой цели — спасения Родины от врага, — армия и флот во взаимодействии с военной контрразведкой «Смерш» не только выполнили все возложенные на них задачи, но и поразили мир высоким уровнем профессионализма, организации и смекалкой при реализации войсковых и чекистских операций.

И сегодня действующие сотрудники органов безопасности в войсках работе и жизни стремятся следовать примеру старшего поколения ветеранов, преумножая героическую славу легендарного «Смерш» и продолжая традиции органов государственной безопасности нашего Отечества!

Материал предоставлен УФСБ России по Северному флоту

[1] Абрамов Е.П., «Холодная весна 1942 года».

[2] Поляков Г.Г., «В суровом Баренцевом».

Вас также может заинтересовать...

1 ответ

  1. Виктор Федоров, полковник в отставке

    — Спасибо музею за публикацию, а начальнику УФСБ по СФ за начало разработки своего архива. ЦА ФСБ давно представил выдержки из дела С.П. Михайлова, но у Вас они полнее.
    — Стала видна фальш УФСБ по СФ в статье прошлых лет «Заполярный «Смерш» … во время ВОВ»: «4 мая 1942 года … противнику удалось … прорвать оборону морских пехотинцев, в результате в их рядах возникло смятение. Командование обратилось к … Михайлову С.П. с просьбой (?! – В.Ф.) оказать помощь в пресечении паники. Под шквальным огнем противника … (он) вышел на путь отхода наших бойцов и принял решительные меры к наведению порядка. Личным примером повел моряков в контратаку …». Кто это тогда придумал? Хорошо, что сейчас дело полистали.
    — В связи с подобными пропагандистскими фантазиями прошлого периода хотелось бы, чтобы «архивисты» были внимательнее и точнее, не допускали в изложении материалов даже маленьких ошибок. «Ляпы» при по-прежнему закрытых архивах порождают большое недоверие, Почему, например, «сухопутный» Михайлов по маю 1942 года назван гвардии капитан-лейтенантом? Почему ВКР НКВМФ обозначена главным, а не просто управлением «Смерш», что и было в действительности? Почему публикация о морском чекисте начинается с упоминания и выпячивания «сухопутного» ГУКР «Смерш» НКО и не называет «морской» УКР «Смерш» НКВМФ? Михайлов упоминается по 1944 году то опером, то старшим опером, как было в действительности? Почему генерал Кириллов и майор Домбровский названы в публикации командованием? Автор не знает, что они являлись начальником и сотрудником ОКР «Смерш» СФ и к командованию не относились? Зачем в таком случае браться за анализ архивных дел? Ведь так можно заявить, что комфлота Душенов действительно являлся «участником фашистского заговора на флоте», поскольку так указано в архивном отчете органа за 1938 год.
    — Разве С.П. Михайлов не был в марте 1944-го переведен в ОКР «Смерш» Отряда кораблей ВМФ СССР, созданного 03.03.1944 для приемки передаваемых Британией линкора, эсминцев и ПЛ, а остался в штатах ОКР «Смерш» СФ?
    — Среди моряков, готовившихся весной 1944 года к убытию в Англию, отдел «Смерш» Отряда ВМФ выявил за месяц 34 «антисоветчика». Сколько было на счету Михайлова, «в короткий срок изучившего экипаж эсминца»?
    — Чекисты находились на кораблях не для заводки буксирных тросов, подачи боезапаса и даже не для отражения атак самолетов (своими пистолетами?). Они решали задачи по выявлению «врагов» среди корабельных команд. В чем преуспел на ЭМ данный особист? Нам, опять, не показывая документов дела, рисуют лакированный образ «чуткого и внимательного» человека с массой превосходных качеств, ни слова не говоря о реалиях, направлениях и результатах его работы. Не пора ли перестать скрывать истину?
    — Означают ли слова в его характеристике за 1937-1938 годы (период «большого террора»): «Показал себя как политически развитый, активный, идеологически устойчивый и дисциплинированный член ВКП(б), аккуратно выполняющий задания парторга» и «Правдивый, прямолинейный … горячий», что он не только послушно, но и сознательно громил на партсобраниях в академии «троцкистско-бухаринско-зиновьевскую банду» и прочую «антисталинскую оппозицию» с понятными последствиями? Перечисленные качества и поведение скорее пугают, чем вызывают положительные эмоции.
    — Интригует упоминание о радиоиграх, но почему-то умалчивается, что особисты СФ их не вели. Ведь для этого надо было захватить хотя бы одного немецкого агента с рацией (при якобы разоблаченных где-то 30 тысячах шпионов), а ни одного такого факта на СФ за 75 лет после ВОВ не обнародовано. Назвать нечего и некого? Чекисты СФ не забросили также ни одного зафронтового агента (на КБФ таких забросок было 12), не имели и других весомых результатов. Поэтому, видимо, о них и не упоминается, а сообщается о результатах работы чекистов где-то в неведомых местах.
    — Немцы вели игру с разведкой СФ. Почему якобы блестяще работавший «Смерш» допустил это, изначально не пресек работу абвера и не разоблачил предателя?
    — Офицеры, капитан-лейтенанты Чулков и Дорофеев, оказались в корме не случайно. Они проводили там построение личного состава перед следованием на ужин в носовую часть (именно там погиб Михайлов). Взяли на себя спасение личного состава и уберегли от гибели 143 из 165 находившихся на ТР моряков.
    — Отряд кораблей ВМФ прибыл в Ваенгу в августе 1944-го. По итогам похода 4 «смершевца» (из примерно 25) получили по ордену, Михайлова среди них не было. Если он почему-то только в декабре был представлен к награде, почему ее не получил, а наградной лист нам не представлен?
    — Не был, кстати, награжден и второй погибший в том же загранвояже чекист, Николай Падчин, находившийся на ПЛ «В-1». Автор мог бы в публикации и его упомянуть. Или подводник погиб менее трагически и героически? Ведь и его дело имеется в УФСБ по СФ.
    — На Рыбачьем вандалами разрушен обелиск над захоронением «смершевца» В.Е. Ахроменко, погибшего 10.10.1944 года во время ПКО. За ним ухаживала давно сокращенная воинская часть. Не взять ли УФСБ по СФ шефство над единственной известной могилой героя? Ведь в недавней публикации на канале «Арктик-ТВ» в отношении экспозиции в музее ВВС СФ этот орган написал: «Увековечение памяти солдата Великой Отечественной войны — это то немногое, чем мы сегодня можем выразить свою благодарность за спасение мира от фашистских захватчиков».

    4 мая 2020 года В.В. Федоров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *