Нижегородова М.С. Вениамин Каверин на Севере.

Есть книги, которые ещё в детстве становятся нашими друзьями и затем остаются ими на всю жизнь. К числу подобного рода книг, вот уже ни одно десятилетие принадлежит и роман Вениамина Каверина «Два капитана». Сам автор датирует возникновение у него замысла «Двух капитанов» 1936 годом. Отдыхая в санатории под Ленинградом, он знакомится с молодым ученым-биологом, чья история взволновала и увлекла художника своим соответствием его авторским замыслам, послужив непосредственным толчком к началу работы над романом. Первые главы первой книги стали публиковаться в 1938 году в журнале «Костер», а в 1939 году – в журнале «Литературный современник».

В 1943 году, будучи военным корреспондентом «Известий», Вениамин Каверин приезжает на Северный флот с твердой уверенностью, что сейчас не время писать романы. Но в тоже время не без тайной надежды собрать материал для второго тома романа «Два капитана».

По прибытии в Мурманск писатель только спустя два дня попадает в главную базу Северного флота город Полярный.

Вместе с Николаем Григорьевичем Михайловским, военным корреспондентом газеты «Правда», Каверина временно поселили в комнате военного врача Гусинского.

Он, как и следовало, писал корреспонденции для своей газеты, а в свободное время принимался за написание второго тома «Двух капитанов». «Что будет с Саней Григорьевым и Катей? Ясно, что они встретятся здесь, на Севере», — признается В.А. Каверин своему соседу по комнате Н.Г. Михайловскому. Волей автора Саня Григорьев попадает в Полярный. А вместе с ним на страницах романа появляются подробности жизни героя, заставляющие каждого, кто прожил в Полярном хотя бы пару лет, перечитывать драгоценные страницы.

Легко узнаются нами те, с кем встречается герой романа. Адмирал, приветствующий «братьев, идущих на подвиг в пустыне арктической ночи», знаменитый подводник Ф., с помощью Сани Григорьева потопивший четвертый транспорт… В этих образах мы безошибочно узнаем командующего Северным флотом Арсения Григорьевича Головко, Героя Советского Союза И.И. Фисановича. Это те люди, с которыми Каверин непосредственно встречался, и которые произвели на писателя неизгладимое впечатление.

Свое первое впечатление о Полярном автор передал в своем романе через главного героя:

«Мы вошли в бухту, и такой же, как это утро, белый, розовый, снежный городок открылся передо мной.

Он был виден весь, как будто нарочно поставленный на серый высокий склон с красивыми просветами гранита. Белые домики с крылечками, от которых в разные стороны разбегались ступени, были расположены линиями, одна над другой, а вдоль бухты стояли большие каменные дома, построенные полукругом. Потом я узнал, что они так и назывались – циркульными, точно гигантский циркуль провел этот полукруг над Екатерининской бухтой.

Поднявшись на высокую лестницу, которая вела под арку, перекинутую между этими домами, я увидел бухту от берега до берега, и непонятное волнение, которое все утро то пробуждалось, то утихало в душе, вновь овладело мною с какой—то пронзительной силой. Бухта была темно—зеленая, непроницаемая, лишь поблескивающая от света неба. Что—то очень далекое, южное, напоминающее высокогорные кавказские озера, было в этой замкнутости берегов, – но на той стороне убегали сопки, покрытые снегом, и на их ослепительном фоне лишь кое—где был виден тонкий черный рисунок каких—то невысоких деревьев.

Я не верю в предчувствия, но это слово невольно пришло мне в голову, когда, пораженный красотой Полярного и Екатерининской бухты, я стоял у циркульного дома. Точно это была моя родина, которую до сих пор я лишь видел во сне и напрасно искал долгие годы, – таким явился передо мной этот город. И в радостном возбуждении я стал думать, что здесь непременно должно произойти что—то очень хорошее для меня и даже, может быть, самое лучшее в жизни».

В 1944 году второй том романа «Два капитана» был опубликован.

Когда отмечалось двадцатилетие войны, редакции мурманских газет и журналов обратились к Каверину с просьбой поделиться воспоминаниями о военных годах. Перелистывая свои фронтовые блокноты писатель наткнулся на сюжет, который с первого взгляда показался невероятным. Вот как выглядел этот сюжет со слов одного лейтенанта. Он был назначен сопровождать военное снаряжение для строящегося где-то недалеко аэродрома. Поручение было неприятное – в трюме везли заключенных. Известие о начале войны застигло их в пути. Добравшись до места назначения, вместе с моряками, заключенные мужественно и стойко обороняли островок и удержали его до прихода подкреплений. С этими записями Каверин отправился к Головко. И на его вопрос правдивая ли эта история или вымысел Головко предложил Каверину поехать на флот и пройти тем же маршрутом. Головко приказал сделать карту этого маршрута.

На следующий день карта была у Каверина с надписью: «Вычерчена по приказу А.Г. Головко» — для повести «Семь пар нечистых».

И вот спустя много лет Вениамин Каверин снова попадает на Север. Из-под пера писателя рождается повесть «Семь пар нечистых», которая написана была благодаря записям во фронтовом блокноте и из карты маршрута по Кольскому заливу.

Когда повесть была закончена, Каверин отнес ее Арсению Григорьевичу Головко. Он прочитал ее и безошибочно назвал подлинные фамилии персонажей. Иначе говоря, раскрыл прототипы своих офицеров.

В 1983 году появляется еще один роман Каверина «Наука расставания». Этот роман повествует историю военного корреспондента, который в годы Великой Отечественной войны попадает на Северный флот в г. Полярный. Герои романа – Мещерский, Незлобин, Таля, Эмма Леонтьевна – живут, любят, страдают и находят в нашем городе. А еще – пушкинист, читающий морякам перед боями стихи Пушкина, «высокий, стройный и уже седой» главный хирург флота, и свежий номер «Краснофлотца». И опять циркульный дом, и Дом Флота, и Екатерининская гавань. Всю необычность и красоту города Вениамин Каверин передает через героев романа.

Все эти произведения Вениамина Каверина очень дороги и тем людям кто живет в Полярном, и тем, кто уехал отсюда навсегда. Полярнинцы любят Каверина, хранят память об этой славной страничке истории города воспетой на страницах его произведений.

(По материалам газеты «Полярная правда»)