Первый на Северном флоте

( к 100-летию со дня рождения первого героя Советского Союза на Северном флоте В.П. Кислякова)

2249917_original

В течение трех долгих лет на рубеже реки Западная Лица проходила линия фронта. Героическая защита Заполярья — одна из ярких страниц истории нашего народа, его армии и флота.
В ряду бессмертных имен Великой Отечественной войны стоит имя Василия Кислякова – первого кавалера ордена «Золотая звезда» на Северном флоте.
Василий Кисляков родился на Крайнем Севере, на берегах реки Печора в селе Среднее Бугаево ныне республики Коми. Начал работать уже с 16 лет, устроившись на теплоход «Активист» учеником масленщика. В 1937 он ушел на срочную службу, был распределен на флот в Мурманск «Сбывается моя заветная мечта…» — напишет позже Кисляков в своей книге «За полярным кругом». После прохождения первоначального обучения Василия направляют в Полярный.
В начале июня 1941 года Василий должен был демобилизоваться из Вооруженных Сил. Однако младших командиров не хватало, и Кислякову пришлось задержаться. Будучи старшим сержантом, он начал командовать взводом.
В полдень 22 июня по радио прошла страшная новость: фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз.
Уже 23 июня Кисляков на выставленном на высоте спаренном зенитном пулемете прикрывал казарму.
Морской пехоты на Севере в ту пору не было.
Отряды морской пехоты начали формироваться из добровольцев, служащих на кораблях и в частях Полярного. К исходу вторых суток желающих насчитывалось более 12 тыс. человек и набор прекратился. Василий Кисляков попал в Первый добровольческий отряд моряков помощником командира взвода и командиром отделения. Этот отряд готовился дольше и тщательнее остальных, сформированных флотом в течение первого месяца войны.

Кисляков фото
В период с 14 по 18 июля 1941 года отряд вёл бои с превосходящими силами противника. Отделение Кислякова занимало оборону на одной из безымянных высот. В одном из боёв, когда почти закончились боеприпасы, старший сержант Кисляков приказал своим бойцам отходить, а сам в течение часа в одиночку удерживал занимаемые позиции до подхода подкрепления, уничтожив за время боя до 100 вражеских солдат.
Ключевую роль в завязавшихся боях сыграли начавшиеся 16 июля ожесточенные схватки за сопки, служившие основными оборонительными позициями.
Старший сержант Василий Кисляков командовал отделением, которое удерживало одну из высот. Другие отделения взвода также обороняли каждое по высоте. Бойцы сосредоточились на вершине и вели огонь только из винтовок, так как единственный находившийся в отделении ручной пулемет не действовал, как позже выяснилось, из-за неверной сборки.
Егеря искали в линии обороны моряков слабое место, часто поднимаясь в атаки незначительными силами и тут же их прекращая. Заметив, что с высоты не ведется пулеметный огонь, немцы стали сосредоточиваться напротив нее для решительной атаки. Кисляков, находившийся на обратном скате высоты, но услышавший, что пулемет в бою не участвует, прибежал к нему, зная по опыту предыдущих боев, чем это может кончиться, перебрал его и занял выгодную позицию — в яме, несколько ниже по склону, но зато прикрытой сверху низко нависавшим скальным козырьком от бросков гранат.
Кисляков отправил связного на соседнюю высоту с просьбой прислать несколько человек и еще один пулемет, так как становилось уже понятным, что немцы будут пытаться прорвать здесь линию обороны.
Одного за другим Кисляков отправил еще трех связных, причем просил уже не людей, а хотя бы боеприпасов — патронов, чтобы не подпускать егерей близко, расходовалось очень много. Егеря, не ожидавшие такого упорного сопротивления при таком малом количестве обороняющихся, изменили тактику. Они прекратили попытки сблизиться и открыли прицельный огонь из карабинов и пулеметов по каждому из защитников высоты. Матросов прижали к камням.
В этот момент вернулся обратно последний связной и сообщил, что взвода на соседней высоте уже нет, очевидно, он отошел на запасную позицию. Кисляков решил сделать то же самое, но выяснилось, что немцы под прикрытием прицельного огня уже начали обходной маневр и лезут на высоту по крутому боковому склону.
Пара гранат, брошенных сверху, заставила немцев откатиться. Чтобы было удобней обороняться, матросы отступили к вершине сопки, где защищаемого пространства было меньше, а каменистые склоны круче. Количество боеприпасов продолжало уменьшаться. Кисляков отдал приказ бросать гранаты только по группам немцев, а одиночных егерей уничтожать прицельным огнем с близких дистанций. К пулемету оставалось еще 5 дисков, которые Кисляков решил по возможности беречь до конца.
Таким образом, удалось отбить еще одну атаку, но отбиваться уже было нечем. Егеря предприняли новый обход, уже с двух сторон, благо близость к вершине позволяла провести его быстро. Видя это, Кисляков отправил с высоты всех раненых, приказав оставить гранаты и незаряженные в оружие патроны.
Уходившие моряки смогли оставить всего три гранаты и несколько десятков патронов. Одиночными выстрелами 5 оставшихся моряков прикрыли отход раненых, после чего Кисляков собрал все оставшиеся гранаты (их оказалось 6) и приказал уходить и им, рассчитывая прикрыть их отход огнем пулемета, к которому еще остались 4 диска.
Командир отделения поднялся на самую вершину высоты, с которой просматривались три ее склона. Вокруг разложили заряженные винтовки. Бойцы уползли, и Кисляков остался на высоте один. Сначала он стрелял во все стороны из разложенных винтовок, чтобы егеря как можно дольше не заметили отход с высоты. Но немцы скоро разобрались в обстановке, и последняя атака последовала быстро и сразу с трех сторон.
Стреляя очередями в полдиска и бросив три гранаты, Кисляков сумел отбить и ее. Но патроны к пулемету закончились, и дальше отбиваться было нечем. К этому времени немцы уже знали, что на высоте остался один человек. Они не атаковали сразу, а стали предлагать сдаться.
Кисляков разобрал пулемет, разбросал по сторонам его детали и подобрал немецкий автомат. Впрочем, имея уже достаточный опыт боев, относительно своих шансов он иллюзий не питал. Помог случай. Егеря никуда не торопились и действовали с максимальной осторожностью. Они имели задачу выдавить русских с занимаемой по фронту линии высот, и темпы им были не важны, существеннее было избежать напрасных потерь. Егеря разбирались с высотой уже около 7 часов — фактически до израсходования защитниками боеприпасов.
За это время связные смогли разыскать на запасной позиции свой взвод, тоже понесший потери. Из резерва была выдвинута рота 325-го СП. Уже подходя к высоте, подкрепление встретило отходящих с высоты моряков, несущих раненых. От них они узнали, что командир отделения остался прикрывать их отход на высоте. Немедленно нанесенным ударом роты егеря были отброшены от высоты на прежние позиции, и Кислякову удалось присоединиться к своим.
За этот бой, за проявленное мужество и смекалку, за героизм, проявленный в боях с немецко-фашистскими захватчиками Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 августа 1941 года, старшему сержанту Кислякову Василию Павловичу присвоено звание Героя Советского Союза, с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Он стал первым на Северном флоте, удостоенным этой высшей степени отличия.
В ночь на 7 ноября 1941 года Морским отрядам Северного флота досталось штурмовать сильно укрепленную высоту Важная, которая господствовала над Чёртовым перевалом. Фашисты называли её «Стальным шлемом». Решительным броском морские отряды вышибли егерей не только с Важной, но и с другой, no-соседству с ней, высоты.
Кисляков и в этих боях проявил свою смекалку. Перед вершиной, на которой укрепились егеря, были натянуты сплошные заграждения из колючей проволоки, находившиеся в простреливаемом с вершины пространстве. Десантники дождались темноты, после чего взвод под командованием младшего лейтенанта Кислякова проделал проход в проволочном заграждении, в стороне от имевшихся и здесь укрепленных землянок, так, чтобы перед ним находились только немецкие окопы. После этого взвод Кислякова, сблизившись на минимальную дистанцию с противником, забросав егерей гранатами, сумел одним броском ворваться в окопы, уничтожил находившихся в них егерей в рукопашной схватке и, открыв оттуда сильный огонь во фланг противнику, дал возможность батальону преодолеть проволочное заграждение. Егеря оказывали яростное сопротивление и отошли, только когда батальону десантников удалось вслед за взводом ворваться за проволочное заграждение. При этом взвод Кислякова, удерживавший окопы до подхода основных сил батальона, был выбит почти полностью. Часть моряков погибла и была ранена еще перед захватом немецких окопов, когда гранаты летели в обе стороны, часть во время рукопашного боя, последние потери взвод понес, обеспечивая наступление батальона, когда егеря сосредоточили на занятых окопах огонь нескольких 50-мм минометов. Сам Кисляков во время боя получил 15 осколочных и пулевых ранений.
В ходе боя наступил перелом. Егеря не рискнули удерживать землянки, опасаясь, что на внешний прорыв двух окружений у их командования может не хватить сил, и поспешно отошли от вершины. Полк наконец смог закрепиться на южной вершине высоты.
Кстати, в этом бою Звезда Героя спасла Василию Павловичу жизнь. Один из осколков, нацеленный в сердце, попал в Золотую Звезду. Выносившие его с поля боя моряки заметили, что на груди командира только планка от медали, а самой Звезды нет, но дед истекал кровью, нужно было торопиться доставить его в госпиталь, искать награду было некогда. Уже в Мурманске в госпитале, когда его стали раздевать, вдруг что-то звякнуло об пол… Его Звезда Героя! Санитары её подняли бережно, такие находки случаются не часто. Так Кисляков сам описывал этот случай.
После выздоровления его направили на офицерские курсы при штабе береговой обороны. После их окончания в звании младшего лейтенанта Кисляков был направлен в расположение 12-й бригады морской пехоты и был назначен на должность помощника начальника штаба 5-го батальона по разведке.
Весной 1942 года Василий Павлович участвовал в высадке десанта на южный берег Мотовского залива и в боях на полуострове Средний. Неоднократно водил разведгруппы в глубокий тыл противника, совершал налёты на опорные пункты немцев на побережье Баренцева моря.
В январе 1943 года В. П. Кислякова направили в Архангельск на курсы переподготовки офицерского состава.
После обучения он вернулся в свою бригаду и был назначен командиром роты автоматчиков. До октября 1944 года бригада вела позиционные бои на полуострове Средний.
7 октября 1944 года войска Карельского фронта в Заполярье перешли в наступление.
11 октября 1944 года при прорыве сильно укрепленной и глубоко эшелонированной обороны противника на хребте Муста-Тунтури Кисляков вновь проявил решительность и мужество. Во главе роты автоматчиков он ворвался вперед и захватил важную развилку дорог Титовка и Петсамо. Во время боя за пос. Трифона он со своим подразделением захватил большой продовольственный склад противника, который враг пытался взорвать. Под конец боя Кисляков оставил вверенное ему подразделение и увлекся конным преследованием немецкого автомобиля, на котором ретировались офицеры вермахта. За это он получил потом выговор от командира батальона. Тем не менее, за мужество и отвагу, проявленные в наступательных боях в октябре 1944 г., Кисляков был награжден орденом Отечественной войны I степени.
В феврале 1945 года Василий Павлович был переведён в 143-й отдельный батальон морской пехоты Черноморского флота, действовавший в составе Дунайской военной флотилии. Война для Василия Павловича закончилась 9 мая 1945 года в Вене.
После войны Василий Павлович продолжил службу в армии. С 1946 по 1948 года служил в Москве, затем семь лет был командиром роты в составе контингента советских войск в Финляндии. После вывода советских войск из Финляндии в 1955 году капитан Кисляков был уволен в запас. Жил в Москве. До выхода на пенсию работал простым рабочим на заводах «Главметрострой», «Красный богатырь» и «Каучук».
29 ноября 1990 года Василий Павлович скончался. Похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.

Список используемой литературы:
Головко, А.Г. Вместе с флотом. – М.: Воениздат, 1979. – 285 с., ил.
Кисляков, В.П. За Полярным кругом. — М.: Воениздат, 1977. – 79 с., ил.
Тарасов, П.Н. Герои Советского Союза/П.Г. Тарасов, Ш.Я. Биллевич, В.А. Блохин, И.С. Иванова, А.И. Сафронова. М.: Воениздат, 1977. – с. 224.
Кисляков, М. Мой дед – настоящий герой / Михаил Кисляков //Давным-давно окончен бой… Сборник, посвященный 60-летию Великой Победы. – Сыктывкар. – Коми книжное издательство, 2005. – с. 116-129
Юновидов, А. Десанты 1941 года [Электронный ресурс]/ Анатолий Юновидов. – М.: Онлайн библиотека PLAM.RU. — http://www.plam.ru/hist/desanty_1941_goda, свободный

Материал подготовила зам. директора по основной деятельности
Анастасия Князева