Судьба офицера подводника Северного флота Олейник Ф.М.

Родные моряка-подводника Олейника Федора Михайловича, воевавшего всю Великую Отечественную Войну с 22.06.1941 г. до ПОБЕДЫ на ТРЕХ ВОЕННО-МОРСКИХ ФЛОТАХ, считают своим долгом изложить его биографию, составленную по архивным материалам, воспоминаниям свидетелей и личным письмам для сохранения памяти его подвига и сослуживцев-подводников.

Олейник Фёдор Михайлович, 21 ноября 1912 года — 17 июня 1945 года.

Первые дни войны Олейник Ф.М. инженер-капитан 3-ранга — в г. Лиепая в составе экипажа ПЛ «Ронис» Краснознаменного Балтийского Флота. Далее — командир «БЧ-5» подводной лодки «С-14» в составе Каспийской военной флотилии.

С 22.04.1943 г. и до конца войны воевал на Севере.

ПЛ «С-14» совершила восемь боевых выходов, потопила 3 и повредила 2 корабля противника. Олейник Ф.М.- дивизионный механик 3-его дивизиона Бригады подводных лодок Северного Флота, награжден двумя орденами и двумя медалями.

Инженер-подводник Олейник Ф.М. родился 21 ноября 1912 года в селе Варваровка Днепропетровской обл. (украинец).

С 1933 по 1938 гг учился в Ленинграде в Военно-Морском инженерном училище им. Ф.Э. Дзержинского.

Фото – курсанты училища, Олейник Ф.М. во втором ряду слева второй.

Первые дни войны. Оборона военно-морской базы Лиепаи Краснознаменного Балтийского флота.

База ВМФ Лиепая (Либава) являлась самой южной из тех, на которых базировались корабли КБФ (командующий — вице-адмирал В.Ф. Трибуц).

На момент начала войны на судоремонтном заводе «Тосмаре» в ремонте находилось несколько кораблей. Олейник Ф.М. инженер-лейтенант находился в Лиепае на борту подводной лодки «Ронис», командир электро-механической БЧ-5 ПЛ. Одновременно он исполнял обязанности заместителя флагманского механика 1-ой бригады подводных лодок КБФ.

Командир ПЛ «Ронис» Мадиссон А.И. накануне начала войны был откомандирован в Нижний Новгород. Команду принял старший на борту «Рониса» — его военком политрук Тотонкин Г.И.

Вечером 23 июня 1941 года, выполняя приказ вышестоящего командования, были взорваны склады топлива, боезапаса, заводские сооружения судоремонтного завода «Тосмаре», а также пять из шести стоявших на ремонте кораблей.

Из воспоминаний свидетелей: «…все встали по местам, оделись по парадному. Начали сборы у стенки причала, где стоял эсминец «Ленин». Был получен приказ подорвать корабли, что было сделано довольно быстро, по морскому. В ночь с 23 на 24 июня 1941 года подлодки были взорваны экипажем во избежание захвата противником.

Однако, в то время, как эти корабли уже действительно погибли, ещё оставались живы члены их экипажей, вступившие в бой с врагом на суше». «Нас всех, все экипажи подводных лодок, повели к тому самому старому доту или валу в лесу, там нас немцы встретили миномётным огнём, и я видел первые жертвы товарищей. … Вот это для нас была уже война.

Под шквалом пулемётов, мин и лёгких снарядов мы прошли, правда, не все. На глазах ложились на землю товарищи в чёрной форме флотской, затем другие и другие, их лежало много. Стоны раненых, лужи крови, тоннели были забиты ранеными. Сплошной треск, взрывы, стрельба, в дыму и грязи, и так до вечера, страшно. Санслужбы не было, бинта тоже. Одному бойцу были оторваны обе ноги по туловище. Когда мы подбежали к нему, он ещё попросил у нас закурить, наверное, уже почувствовал безнадёжность своего положения. Мы дали ему закурить, и он тут же скончался…»

После этого дневного боя 26 июня «спешенные» либавские подводники окончательно перестали представлять единое целое, и в дальнейшем действовали сильно разрозненно, мелкими группами или в составе армейских, пограничных или просто неких «смешанных» подразделений. Поскольку команд никаких не поступало, люди стали разбредаться.

 «После гибели командира сектора обороны Либавы руководство взял на себя инженер-капитан-лейтенант Фёдор Михайлович Олейник, командир электромеханической боевой части подводной лодки «Ронис». Он взял меня к себе связным. Утром 27 июня немец начал сильное наступление с обстрелом из всех видов оружия и через каждых 5 — 10 минут с самолётов бреющим огнём из пулемётов и бомбами. После полудня огонь врага ослаб, но затем он начал обстрел по нашим окопам из крупного калибра орудий. Осколками ранило меня и командира Ф.М. Олейник».

Данные из Центрального Архива ВМФ (г. Гатчина). Личное Дело инв.№ 57861: Инженер-капитан 3-его ранга Олейник Федор Михайлович. :

«Выбыл из ВКП(б) в 1941 г. по случаю уничтожения документов при оставлении г. Либава»; «Имел ранение 25 июня 1941 г. при защите г. Либава»; «В 1941 г. участвовал в защите г.Лиепая в должности командира взвода.».

Из воспоминаний свидетелей: «Часть экипажей подводных лодок погибла при обороне базы, часть попала в плен. Пробиться в расположение своих частей удалось только Ф.М. Олейник; командиру БЧ-2-3 лейтенанту Сергееву Василию Константиновичу (погиб на ПЛ «С-54» в марте 1944) и, вероятно, боцману Кондратьеву Николаю Михайловичу».

Судьба остальных подводников с «Рониса», не упомянутых поимённо в воспоминаниях, неизвестна. По данным из различных источников:

«штатный командир «Рониса» капитан-лейтенант А.И. Мадиссон к 22 июня 1941 года находился вне Либавы, а именно — в Горьком, ныне — Нижний Новгород, где строилась его новая лодка «С-15». Летом 1943 года «С-15» под командованием Мадиссона перешла на Север. На ней он совершил 3 боевых похода. 11 февраля 1944 года ему было присвоено звание капитан 3-ранга. Досрочно вернувшись из третьего похода Мадиссон в тот же день застрелился, указав в предсмертной записке, что «не может перенести позор шкурника и труса и, что в последующих походах ему не будет верить личный состав». Фактически, Александра Ивановича систематически задерживали за брата, оставшегося на оккупированной территории».

«На дату начала войны, исполнявший обязанности командира корабля, старший на борту «Рониса», его военком-политрук Г.И. Тотонкин в сентябре 1941 года был признан «погибшим на суше», но без указания каких-либо подробностей».

«Помощника командира корабля командира БЧ-1-4 Ивана Павловича Балакина видел старший фельдшер 1-й бригады Николай Иванович Черкезов в офицерском лагере для военнопленных «Офлаг-13Д» в Хаммельбурге вместе с другими пленными офицерами-подводниками из Либавы».

«Лишь отдельные части и подразделения оказали врагу серьезное сопротивление. Стойко сражались гарнизон и 67-я дивизия, отряды моряков, подразделения Красной Армии и рабочие отряды».

«Начальство совещалось, обе подлодки «Ронис» и «Спидола» были исключены из состава флота как «погибшие в боях с немецко-фашистскими захватчиками».

Общая продолжительность обороны Лиепаи — 6 суток (22 июня 1941 года — 27 июня 1941 года).

Германский историк П. Карелл пишет о боях в Лиепае. «Оборона была организована блестяще. Солдаты хорошо вооружены и фанатически храбры. Они показали в Либаве наилучшие элементы советского военного искусства. В Либаве впервые выяснилось, на что способен красноармеец при обороне укрепленного пункта, когда им руководят решительно и хладнокровно».

На Каспийской Военной флотилии (КВФ)

 Командующий КВФ — контр-адмирал Седельников Федор Семенович.

После выхода из окружения и лечения Олейник Ф.М. был направлен в город Баку, где с сентября 1941 г. по январь 1942 г. служил в должности командира «БЧ-5» на подлодке «С-14» в составе Каспийской военной флотилии. Командир ПЛ «С-14» — Виктор Петрович Каланин.

На Каспии проходили достройку и испытания подлодки и другие боевые корабли, построенные на волжских заводах. Велась техническая подготовка специалистов из числа курсантов военно-морских училищ. Отрабатывалась работа экипажей в условиях плавания подлодок в надводном и подводном положении. Олейник Ф.М. активно участвовал в подготовке ПЛ и экипажей, проводимых в Красноводске, Астрахани и Баку.

Аттестация, данная Ф.М. Олейник командиром ПЛ «С-14» В.П. Каланиным: «Требователен к себе и подчиненным. Морские качества отличные. Исключительно заботлив к подчиненным в ущерб собственных интересов».

Олейник Ф.М. инженер-лейтенант, командир «БЧ-5» ПЛ и одновременно исполняющий должность заместителя флагманского механика 1 бригады подводных лодок КВФ.

За успехи в боевой и политической подготовке награжден знаком «Отличник ВМФ СССР». Командующий КВФ Седельников Ф.С. Приказ №25 от 11.03.1942 г.

С 22.04.1943 г. Олейник Ф.М. находился в распоряжении Военного Совета Северного Флота.

Проводка подводных лодок с Каспия на Север

Весной 1943 г. отряд подводных лодок начал переход из Баку на Север внутренними водными путями: Астрахань — Волга — Рыбинск — Северо-Двинский канал — Кубенское озеро — Сухона — Северная Двина — Архангельск — Город Полярный (осень 1943 г).

В походе с каждой кратковременной остановки Олейник Ф.М. отправлял семье письма-открытки, так называемое «открытое письмо», размером 10 х 14 см. С одной стороны — адрес, с другой — убористый текст.

В каждом послании краткое описание впечатлений, приветы сослуживцам, беспокойство за родных и близких, слова любви и надежды на встречу.

Из писем этого похода.

«30.04.43 г. Сталинград прошли ночью и поэтому ничего не видели. В 20 часов прибыли в г. Куйбышев, весна здесь только начинается…».

«06.05.43 г. При подходе к г. Рыбинск видел исключительно красивое место на правом берегу Волги, которое называется Красный Холм… В Сормово ходил в театр, слушал «Сады цветут»…».

«17.05.43 г. Прошел Шексну и Кубинское озеро, нахожусь на Сухоне вблизи г. Вологды. Места здесь особенные болотистые, но зелени очень много, погода весенняя, но чувствуется север…».

«22.05.43 г. Вчера закончил свой путь по р. Сухона и нахожусь в старинном русском городе Великий Устюг, который славится количеством церквей. И действительно ни в одном из городов я не видел такого обилия церквей, а город сам маленький, меньше Астрахани. Впереди осталась Северная Двина…».

«27.05.43 г. Прибыл в Архангельск… Сейчас уже все собрались и благополучно… Жизнь здесь немного хуже, чем в Баку…».

«09.06.43 г. Жизнь для меня здесь очень скучная…сейчас здесь гастролирует Вадим Козин, возможно, что сумею выбраться в театр…».

«18.07.43 г. Занят я крепко работой…».

«28.07.43 г. Очень давно не получал от тебя письмо,…а ведь не только расстояние, но и очень большое время нас разделяет. Отпраздновал день Военно-морского флота, но настроение было плохое и не поднялась рука передать эту грусть тебе…».

«23.09.43 г. Виктор Петрович (Каланин) немного заболел что-то с печенью, появилась желтуха. …Радуют известия и особенно на Днепропетровском направлении… Буду искать родных…. Когда была напряженная работа как-то легче жилось…».

«26.09.43 г. Сегодня Виктор Петрович вышел из госпиталя и готовимся отходить в Полярное… Курсанты инженерного училища выезжают в Баку и техник-лейтенант…».

«16.10.43 г. Если от меня продолжительное время не будет писем, то не волнуйся, т.к. походы бывают очень длительные… Снова открыл (твои) конверты, перечитываю по несколько раз каждую фразу…».

«8.11.43 г. Прибыл из Мурманска и получил 10 твоих писем.

Поздравляю Вас  с ХХ\/1  годовщиной Октября и освобождением Киева…».

«28.11.43 г. Самое трудное положение сейчас с деньгами. Дополнительное питание здесь не выдают… В прошлом месяце внес деньги на детей погибших товарищей, то есть на постройку для них детского дома (возможно на Соловках).

Через два дня день рождения нашей рыжухи, как бы хотелось в этот день быть вместе».

Так еще восемь писем. В каждом — поздравления и ожидания нового года и возможности встречи. Всего за 1943 год — сорок шесть писем-открыток.

Северный Военно-Морской флот

 Командующий Северным Военно-Морским флотом – адмирал Головко Арсений Григорьевич.

09.07.1943 г подводной лодке «С-14» присвоено наименование «Героический Севастополь».

Фото экипажа ПЛ С-14, Олейник Ф.М. в верхнем ряду справа пятый

Приказом от 19.03.1944г. №033 по Краснознаменной бригаде подводных лодок Северного флота «За хорошую эксплуатацию аккумуляторных батарей объявлена «Благодарность» командиру БЧ-5 ПЛ «С-14» инженер-капитану 3-его ранга Олейник Ф.М.

Из сообщения Каланина от 10 декабря 1944 года: Подводная лодка «С-14» в составе Северного Военно-Морского флота, где служил Олейник Ф.М. до конца войны «совершила ВОСЕМЬ боевых выходов к берегам противника: утопили 3 и повредили 2 корабля противника».

Походы ПЛ «С-14» в 1944 г: в январе; в конце февраля – начале марта, во второй половине апреля, в средине июня и июля, в августе, в средине октября. 

11.11.1944 г. подводная лодка «С-14» встала на текущий ремонт.

По результатам аттестации командиром ПЛ «С-14» Каланиным В.П 10.12. 1944 г «Ф.М. Олейник..: «Выдержан…Классный специалист… Воспитан и интеллигентен… Технически грамотен. Занимается с экипажем. Смел. Решителен. Авторитетен»

Из писем Ф.М. Олейника в 1944 г.

«21.01.44 г. Сегодня получил три письма от тебя и два из Днепропетровска…».

«29.01.44 г. Поздравляю и разделяю радость по поводу полного освобождения любимого Ленинграда… Хочется отдать все силы, чтобы скорее отомстить извергам…. и ускорить конец человеческих страданий и жертв».

«10.03.44 г. Я нахожусь не в Полярном, а немного дальше в губе Оленьей у корабля-базы, который стоит на якоре, а вокруг высокие, дикие и безлюдные сопки. В Полярном бываю редко…»

«1.05.44 г. Поздравляю с праздником 1 мая и желаю счастья и сил для долгой совместной жизни…… Мы дождемся этого дня… Я даю тебе слово чести Друга, Брата и отца нашей милой Людмилке… Уже 3 часа утра сижу один и перечитываю твои письма…. Обидно, что в такой день нет возможности встретится с близкими друзьями…., зато я всегда хорошо и долго вспоминаю и веду беседу…».

«21.08.44 г. Долгое время я отсутствовал…Мой вопрос сейчас решается в Москве и возможно в скором времени буду работать в Ленинграде…».

«28.12.44 г. В Москве находился 2 суток… Получил новое назначение, где надеюсь быть к концу января 1945 года».

За 1944 год сохранилось 27 писем.

В каждом письме забота о родных, близких друзьях, сослуживцах и однокурсниках по ДВМФ (Военно-морском инженерном училище им.Дзержинского).

Их имена. Ивась Товкач, Гриша Цирлин, Паша Салтыков, Жора Сафонов, Петр Лигвинский, Коля Гупченко, Жора Фокин, Яша Аграполин, Сергей Копенко, Николай Иванович, Виктор Балакирев, Митрофанов (хозяйственник-снабженец), Павлик Андреев, Сергей Арипин, Илюша Мартынов, Миша Рыбаков, Сидоров и другие. Все имена из писем не прочесть.

Они вместе несли тяжелую службу на Севере, помогали друг другу, хлопотали о судьбах своих родных, теряли близких, гибли в бою. Их послевоенные судьбы нам не известны.

 

За боевые заслуги участник ВОВ с 1941 по 1945 год инженер-капитан 3 ранга Олейник Ф.М. был награжден:

Орденом «Отечественной войны 1-ой степени»   20.10.1944 г.

Орденом «Красного Знамени»   05.11.1944 г.

Медалью «За боевые заслуги»  03.11.1944 г.

Медалью «За оборону Советского Заполярья»  05.12.1944 г.

 

Из писем Ф.М. Олейника в 1945 году.

«10.01.45 г. От всей душ и поздравляю Вас с Новым годом, на который, я возлагал много приятных надежд, но начался он для меня не очень хорошо. В Мурманск я прибыл 31.12.44 г. и на машине сразу уехал в Росту. Но катера не оказалось и мне пришлось до 02.01.45 г. сидеть в плохоньком помещении и ждать катер. Самое неприятное ожидало меня в Полярном. Мне сообщили, что местное самое большое начальство категорически возражает против моего перевода на….. И назначило меня здесь на более ответственную работу. Но обещают, что это временная мера, примерно на пол года… Милая, пиши мне сюда «до востребования» … Как радостным был мой путь из Москвы…».

«17.01.45 г. Я уже писал, что Север встретил меня неприветливо… Работаю на новом месте, объекты примерно такие же, как в 1941г. с Мадиссоном, но более современные, работа интересная».

«4.02.45г. Сегодня получил твое письмо от 26.12.44г., в котором ты пишешь о тяжелой болезни моей милой Людочки… Милая моя «Супа-борщ» … кушай…».

«6.03.45 г. Сегодня получил твое письмо и открытку от 4.02.45г. Дело с твоим переездом плохо, т.к. имеется телеграмма Сталина до 1 апреля 1945года никаких переездов не разрешать…».

«25.03.45 г. Здравствуй милая Люба! Сейчас нахожусь на главпочте в г. Роста… Очень скучаю и хочу быть с Вами. Привет родным и знакомым.

Целую крепко, крепко, Федя.»

За 1945 год сохранилось 11 писем.

 

Олейник Ф.М. инженер-капитан 3-ранга, флагманский инженер-механик дизельных подводных лодок Северного Флота умер 17 июня 1945 года в военном госпитале города Полярный, где был с почетом похоронен. 

Олейнику Ф.М. было 33 года.

В течение нескольких лет, начиная с 70-х годов  родственники пытались найти документы о месте захоронения Олейник Ф.М.    

Неоднократно обращались в Архивы ВМФ, г. Полярный и другие организации. И только в 2006 году удалось с помощью старых (1945 г.) фотографий при участии поисковиков и архивариусов г. Полярный найти могилу отца (Олейник Ф.М) в Кислой губе и 26 октября 2006 года установить надгробие.

Сейчас могила моряка-подводника инженер-капитана 3-его ранга Ф.М.Олейник находится под охраной (Постановление от 12.03.12г. №547 г. Полярный МО ЗАТО Александровское).

ПАМЯТЬ нужна потомкам, чтобы жить ДОСТОЙНО.

Судьба любого участника ВОВ заслуживает внимания, благодарности и вечной памяти. Ведите поиск своих близких, не теряйте надежд.

Вечная память в наших сердцах.

 

Вас также может заинтересовать...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *